История №4 от Каролы Его любовь была ложью.

История №4 от Каролы Его любовь была ложью.

Пожалуй немногие пары были такими гармоничными и счастливыми как наша. Али и я очень любили друг друга. Мы не могли оторваться друг от друга,  мы были неразлучны два года. Я познакомилась с ним во время поездки в Египет с моими родителями. Он работал на базаре в нашем отеле. Мы сразу влюбились друг в друга. По крайней мере я так думала. Я еще была очень молода. Мне только исполнилось 17 лет, и мои родители также не воспринимали мою влюбленность всерьез. Они улыбались, когда видели меня на пляже с симпатичным Али. Он приходил туда в обеденный перерыв. По вечерам мы гуляли вместе. То, что ЭТО у нас тоже произошло, вскоре перестало быть тайной.
Теперь моим родителям стало не до смеха. Они пытались читать мне морали. Поскольку это не дало никаких результатов, они оставили меня с моей забавой, полагая, что это через неделю после нашего отъезда так или иначе наши отношения завершатся. Но случилось иначе. Вернувшись домой, я не могла забыть моего Али. Мы писали друг другу письма, мы общались по телефону почти каждый день. Не в силах терпеть разлуку, я рассказала все моей бабушке, так как у моих родителей понимания не нашла.
Моя бабушка сказала мне, я должна делать то, что велит мне сердце. Итак я подождала еще два месяца. В канун своего 18-летия я рассказала моим родителям, что лечу в Каир. Свою школу я как раз заканчивала. Найденное мне отцом место профессионального обучения меня не интересовало. Поскольку я еще не знала, что буду делать, я отправилась в дорогу. Али ждал меня в аэропорту, как договаривались, и привез меня на такси в дом родителей, который располагался в деревне в 35 км от города.
Его родители и две сестры обожали меня. Пекарня, которую содержала семья, кормила нас всех, и мы были очень счастливы. Разумеется, я понимала, что должна идти на компромиссы и делала все, что он требовал от меня. Таким образом я не ходила одна по деревне, не ходила одна в кафе, всегда носила длинные юбки и покрывала волосы платком. Я уважала все традиции в его деревне. В Каире все было по-другому. Там я бегала в обычной одежде, и он также не имел ничего против. Потом он сказал мне, что хочет на мне жениться, и я также хотела этого. Я написала родителям, что я вернусь только после их согласия с моим выбором. После долгих колебаний мои родители заявили о своей готовности пригласить Али в Германию. Сегодня я понимаю, что они сделали это только для того, чтобы вернуть меня домой из чужой страны. Они прислали Али заверенное приглашение.
Через два месяца я вместе с Али вернулась в Германию назад. Родители позволили нам жить вместе в моей комнате, и постепенно они привыкли к Али, даже полюбили его очень. Они одели его с головы до ног как минимум десять раз. Он также все делал для того, чтобы понравиться. Поскольку у него пока не было никакой работы, он вместе со мной сидел на хозяйстве, пока мои родители работали в офисе. Мы жили в полной гармонии и, наконец, мы сочетались браком. Мой отец нашел работу для Али у знакомого продавца автомобилей. Суть работы - мыть машины и содержать зал в чистоте. Али этого не захотел. Он сказал, что никогда не будет убирать после чужих людей и мыть грязные машины других.
Так как у Али не было никакой специальности, было крайне тяжело пристроить его куда-нибудь. Он отказался от всех вакансий, содержащих неквалифицированный рабочий труд и говорил, что в Египте он был шефом на базаре в отсутствие владельца-дяди. Мой отец спросил его с ухмылкой, не хочет ли он теперь стать шефом в нашем бюро недвижимости? И тот сказал, что хочет и на меньшее не согласен! Он же все-таки зять, он это ему по чину. Али не мог толком говорить по-немецки, и понятия не имел о сфере недвижимости, но он настаивал на праве занять должность заместителя.
Таким образом, дошло до того, что мой отец и Али поссорились друг с другом. Наконец, папа уступил, но настоял, однако, на том, чтобы Али сначала закончил курс немецкого языка. Он начал его, но через три недели он бросил курсы. Он заявил, что там все тупые к и ему не под стать. При этом он не мог ни читать, ни писать по-немецки. Что мы должны были теперь делать? По всей видимости он просто не хотел работать. Однако, он настаивал на работе с отцом в его офисе. Он считал, он там всему научится. Таким образом мой папа посадил его рядом с собой за стол. Что потом было – неописуемо! Вместо того, чтобы чему-то учиться, Али взял телефон и начал названивать всем подряд в Египет (20-30 номеров) и болтать часами. Тут мой папа потерял терпение и отослал его домой. Али в ответ обозвал его сраным капиталистом и «вороньим отцом» (т.е. отец, который бросает своих детей – прим.переводчика). С этого момента они больше не разговаривали друг с другом.
Я много раз пыталась поговорить с Али, но он ничего не хотел слышать. Он более не помогал мне по хозяйству, а приходил лишь поесть и поспать. Он забирал у меня все деньги и тратил их на дискотеки и кафе. Когда я забеременела, начался кошмар. С этого момента он запирал меня в моей комнате, запрещал мне звонить моим подругам и был довольно груб ко мне. О любви больше не было речи.
Мои родители считали, что я сделала неудачный выбор и я должна сама положить конец этому безобразию. У Али еще не было постоянного вида на жительство, и было проще простого спровадить его на родину. Моя мама обещала мне помочь с ребенком. Но я не могла так просто расстаться с Али, несмотря на его грубость. Вплоть до рождения ребенка я его почти не видела, только ненадолго, когда он приходил поесть и поздно ночью перед сном. Ни разу от него более не было ни слова нежности или комплимента. Разок он правда проявил чувства, ожидая меня перед роддомом и забрав оттуда с новорожденным сыном.
Он заговорил о том, что теперь начнет работать, чтобы заботиться о его сыне. На деле однако ничего не произошло, все найденные работы были  ему не к лицу. Когда он без конца начал давать мне указания, как ухаживать за сыном: что я должна плотно замотать его с руками и ногами в пеленки, что сорок дней не должна его купать и про прочую чепуху, которая, наверное, в обычае мусульман, я совсем вышла из себя. Я заорала на него, чтобы он катился ко всем чертям и оставил нас в покое. Он схватил меня за руку и свалил на пол. Он поставил ногу на меня и сказал, что если я не буду повиноваться ему, то пожалею, что на свет родилась.
Этого было довольно. Вечером я попросила отца, чтобы он помог мне вышвырнуть Али из дома. Он запретил ему входить в дом, и мы подали на развод. Папа быстренько купил ему билет в Египет. Поскольку он не знал, куда его девать на три дня до отлета, то позволил ему переночевать в нашей гостиной, больше он не разговаривал с моими родителями. В мою сторону неслась только брань и угрозы. Он говорил мне, что вернется за сыном и потом я их обоих никогда больше не увижу. Я была очень рада, когда он убрался восвояси. Это было 10 лет назад. До сегодняшнего дня я о нем больше ничего не слышала.

Вернуться к списку
Расскажите всем:
Еще любовные истории в Египте

Подписывайтесь на наш Instagram



Качественный папирус (его можно узнать по аккуратной технике рисунка и по тому, что его можно без малейшего вреда свернуть и смять) будет стоить примерно 10-20 LE


Сейчас на сайте: зарегистрированные — никого, гости — 9.

По странам:
  • (8)
  • (1)
... и другие

Любовные истории в Египте:
Очередная жертва )))

Погода в Хургаде
Температура 26...28 °C
Ветер 9...11 м/с
Влажность 32...34 %
e7914267