Лида (Автор тем)


Выбрать дату в календареВыбрать дату в календаре

Страницы: 1
Почему женщины влюбляются в египтян..., И о торжестве разума над желанием быть любимой египтянином вопреки всему...
 

Давайте я вам расскажу о своем излечении. Почитываю форум, скучно тут, конечно, в связи с закрытыми хабибонами. Только самые отчаянные рвутся.

Совсем ведь вылечилась, было подумала я не так давно, ан нет же. Не вылечилась, все также в жажде любви цензура , только объект сменился. Но вы не представляете себе, как же это хорошо, сменить объект (нынешний русский). Хотя почему же не представляете? Вы как раз и знаете.

В общем-то опираясь на свой опыт могу сказать, что излечиться можно, сменив объект обожания. У меня это как-то само собой произошло, исподволь, специально ничего не искала. Даже сама мысль искать кого-то на замену, чтобы забыться казалась вульгарной и мерзкой.

А египетский чувак в мой последний визит заразил меня ВПЧ, от которого у меня развилось предраковое состояние шейки матки и пришлось делать операцию по углублению. Электроконизацию. Кто знает, тот поймет.

Сделала операцию и ведь хотела еще ехать в Хургаду. Да, а че такого?) Как-то забавно все в мозгу выстроилось, что он не мог заразить, а если и он заразил, так ну что же, этот вирус, он же передается даже бытовым путем. Он не виноват. Ну и что, что у него есть другие женщины? Да у кого нет? Вот так я себя утешала и настраивала на новый визит.

Так это плохо: готовность на любые компромиссы и сделки с собственной совестью. И понимаешь ведь, что дрянь человек, а все равно лезешь, не можешь угомониться. Что за напасть? Помню одно из первых своих озарений, когда я поняла, что реально ведь дрянь. Это было, когда к операции готовилась. Пишет: пришли фото, отправляю, прошу у него в ответ, он присылает. И вот я смотрю на него полуобнаженного, самодовольного, на подушках пурпурных с позолотой, с губами, выставленными для поцелуя, и думаю: че это за шлюхан-то? Идиот ведь какой-то самовлюбленный.

И все равно ведь, понимая, что возлюбленный мой имеет вкус весьма примивный, что отчетливо говорит о дефиците интеллекта, готова была переть туда. Вот как это понять вообще? Можно ли любить только за секс, если ни ума, ни фантазии нет? Любовь ли это была? Обманка. Фуфло. Затмение.

И как же хорошо, что закрыли Египет в тот период, когда я как раз была в таком состоянии, что готова была лететь. Как же хорошо-то! Мне даже кажется, что это было специально сделано для спасения многих русских женщин. Не всех это остановило, конечно, но большинство уж точно.

Общаться мы, однако, не перестали. Дружим на фейсбуке и время от времени (примерно раз в месяц) переписываемся по его инициативе. Чат наш скучен и нелеп. Ни с одним человеком на свете у меня никогда не было такого скучного чата. Обычно если я понимаю, что человек, кроме «че-как?» ни на что не способен, то не продолжаю общение. А тут ведь вон оно сколько длится, 4 года уж исполнилось с момента знакомства. Я пробовала не отвечать на приветствия и вопросы, но юноша настойчив и, не добившись заветного «Hi, i`m fine», в покое не отставляет. Раньше еще всё спрашивал, когда приеду, и пытался беззатейливо вызвать во мне воспоминания о любви нашей неземной и сладострастии, но не проняло меня, вот вообще, ни на капельку. Сказала, что не приеду я к нему, ибо скучен он, как наш чат. Обиделся и обещал больше не писать, обещания не сдержал. Порой пописывает. Можно было бы и заблокировать, но смысла не вижу. Зависимости у меня от него нет, болтается в друзьях со своими черными губами уточкой, и пес с ним.

И вот, одна зависимость сменилась другой. И хочется же из настоящей любви вытащить то, чего там внутри нет, чтобы вот такая вот забота обволакивающая, горячее обожание и прочее, но пока не очень получается. Почему не получается, спрашиваю я себя? Может потому, что это по сути своей невозможно, ибо фальшь? Или что? Все это обволакивание и обожание как великолепная упаковка с каким-нибудь посредственным косметическим продуктом, которое обещает тебе цензура эффект. Женщины падки на такое до одури. Собственно, почему бы хабибохумку не сравнить с женской страстью вбухивать немалые деньги в сомнительные продукты и процедуры. Что-то меня уже в дебри странных метафор понесло.

В общем, надо как-то наших медведей научить любить красиво, но без фальши чтобы, и чтобы денег не просили за это. Вот так вот хочется.

Что будет, если пропадешь?, Вопрос о том, кто найдет заблудшую душу в любовных сетях
 
Доброго времени суток, дорогие други.

Очень беспокоит такой вопрос: из отеля пропала туристка, ушла гулять с хабиби, к самолету не вернулась, но деньги и паспорт из номера пропали. На самолет в день вылета не села. Кто и какие действия будет предпринимать?
Хотелось бы подробного разъяснения, если кто в теме.
Ищу компаньонку для поездки в Хургаду
 
Жизнь коротка, а я недостаточно серьезна. А еще жизнь несправедлива, и путевка на одного человека стоит дороже, чем половина путевки на двоих. И дабы исправить сию несправедливость, ищу компаньонку для путешествия или (если понравится) путешествий.

Требования пожелания к кандидаткам:
Это должна быть девушка/дама, которой в Хургаду по делу надо, В общем такая, как я. Собственно, и против юноши, которому надо по делу, в качестве компаньона я ничего против не имею, но полагаю, что такое маловероятно.


В идеале компаньонка должна быть милой, спокойной, сохраняющей здравый смысл, чувство такта и адекватное восприятие реальности в любой ситуации. Как я, да.
Но если я слишком многого хочу, компаньонка может быть и не очень спокойной, не очень милой и адекватной, но главное, чтобы мои вещи в мое отсутствие из номера не выкидывала.))

Проводить в отеле особенно много времени я не планирую, потому как еду к другу. Ночью, во всяком случае, меня не будет, если только я не разругаюсь с другом в пух и прах.)) Но этого не произойдет, конечно.

Вообще идея ехать с незнакомым человеком кажется немного утопичной, зато какой веселой! А вдруг мы подружимся? Тогда удовольствие от поездки только удвоится!

Просьба не искать второй смысл в этом предложении. Его тут нет.

Будет очень здорово, если кто-то откликнется на это объявление. И да, конкретной даты поездки я пока не знаю.
Шоколадная полоса
 
От автора:
1. Должна сообщить вам, что зовут меня не Лидой на самой деле. Однако не стоит думать, что это торжественный момент развиртуализации, потому что я к вам привыкла, или благодарна за вашу поддержку в тяжелый период бабьей тоски и неразделенной любви, и все такое прочее. Сообщаю это, чтобы у читателя не возникало нестыковок при прочтении текста, так как в тексте есть персонаж мисс Лидонька, это не я, это моя подруга, но что забавно, ее тоже на самом деле зовут не Лидой. Просто мне нравится это имя и я использую его порой. Надеюсь, что не запутала. Подведу итог: мисс Лидонька в рассказе это не я, рассказ ведется от первого лица, и то первое лицо, соответственно, я и есть.
2. Это довольно длинная полоса.
Недавно, милостивые други, в моей жизни проклюнулась шоколадная полоса. Я не сразу ее распознала. Поначалу-то она была очень похожа на шоколадную полосу на трусах, случавшуюся хоть раз в жизни даже самого чистоплотного человека.
Началось с того, что мои близкие, члены моего племени и коммуны начали один за другим терять волосы и ресницы в результате химиотерапии, несохраненные данные в скайриме в результате «небольшой синей трагедии», ломать конечности и попадать в неприятные ситуации в результате банального цензура и неодолимой тяги к спиртному. Я только по-доброму посмеивалась их бедам, но когда я осталась едва ли не единственным неповрежденным членом своей коммуны: ходящим, волосатым, симпатичным и с обеими сиськами, беда настигла и меня.
Во-первых, я сломала каблук на лучших сапогах, во-вторых, один за другим ногти на руках, а потом и на ногах, и в-третьих, лишилась своей любимейшей литературно-эротической работы.
Последнее стало большой шоколадной точкой в моей шоколадной полосе, но не сломало меня, разумеется. Я много молилась, и Боженька все сделал хорошо.
Я точно не знаю, что он сделал: то ли подарил мне шоколадные очки нужного оттенка, то ли почесал меня за ушком, то ли просто дунул мне в лицо благолепием, то ли шепнул тихонько, пока я спала в позе морской звезды, следующее: «Я дарую тебе, дочь моя возлюбленная, способность обращать настоящее дерьмо в настоящий шоколад. Просто сделай это». И я сделала. И шоколадно-дерьмовая полоса стала шоколадно-шоколадной. Аж на две недели.
И тогда я переспала с… э-э-э… много раз… очень много… с шоколадным юношей. Язык не поворачивается назвать его негром, хотя это, наверное, так и есть. Очень странно, но я долго не могла его распознать. Хорошо, мне помогла мисс Лидонька, верная компаньонка в путешествиях и просто хорошая девка.
Познакомились мы с шоколадным юношей на яхте в Красном море. (На Красном море я пыталась схорониться от житейских проблем с 6 по 20 января включительно.) Был ацкий холод и ветродуй, стояла нехорошая красноносая промозглость, а мы с мисс Лидонькой планировали как бы купаться в открытом море с ластами и масками, нежиться по-русалочьи и глядеть на прекрасный подводный мир. Но едва наши белы-точены северны ноженьки ступили на борт этого судна, едва задули ветродуи, надевая на нас красноносие и пучеглазие, лохматя наши буйны головушки, как предвкушающий мегаоргазм порноактер треплет волоса на многоопытной голове своей партнерши, мы поняли: да ни за что! Сняли маски, сняли ласты и спрятались в… э-э-э… в трюм? Шутка, в салон яхты мы забрались и вылезать уже не хотели.
В салоне был какой-то типа кофечай и несколько юношей. Надо заметить, не все юноши были одинаково шоколадными, иные были и просто похожи на очень загорелых кавказцев. (Родные, фактически, лица, че!) Но все были обаятельными, милыми и как будто по умолчанию влюбленными в каждую симпатичную (и не особо) деву. Шел четвертый день нашего с Лидонькой отдыха, и мы за эти дни успели пресытиться этой «влюбленностью по умолчанию» до блевачки. Мы прямо устали отбиваться от однообразных ухаживаний.
Ухаживания были в основном такие: «Сними очки. Дай в глаза заглянуть тебе, о чаровница, фея грез, повелительница ночных ваз и хозяйка утренних стоячков всего мира. О Боже! Эти глаза! Они настоящие? Не вставные? Не линзы? Я пропал! Сердце… не бьется… Когда я увидел тебя, то понял, тебе действительно нужна любовь. Приходи в восемь тридцать на сеновал. Придешь? Правда?.. Я тебя ждал три часа, почему не пришла? Э-эах, уши-макарона-вешать».
Но были и неожиданные экспромты, против которых ёкало очко и серденько. К примеру, один человек обещал сделать мисс Лидоньку ангелом. Да-да. Она очень испугалась. И ее можно понять. Когда неизвестный и нежелательный черноглаз нагибается к тебе и шепчет глухонько так и зловеще-страстно в пяти сантиметрах от твоего лица, что везде тебя найдет, ни за что не забудет и не упустит из виду и сделает ангелом как никто и никогда, не то что испугаешься, так и обшоколадиться не долго. Ей-ей! К счастью, и это оказалось дежурной угрозой… тьфу… дежурной угрожающей соблазнялкой. Мы потом еще долго над этим смеялись и даже, осмелев вконец, требовали у того страшного мужчины, чтобы сделал Лидоньку ангелом прямо здесь и сейчас, возле бассейна, среди равнодушного, полупьяного, спящего под солнцем люда, дабы нам обеим было приятно и безопасно возвращаться в родные пенаты. Ангел всяко покруче самолета, так же ж? Быстрее, комфортнее, без регистраций, провоцирующих излишнюю мизантропическую ненависть, и очередей, шоколадящих карму.
Но я отвлеклась, грешная. Возвращаясь к шоколадному, скажу так: я увидела его и поняла, что ему действительно нужна любовь. Не ошиблась. Он сразу мне понравился очень многим. Я толкнула Лидоньку и сказала:
- Гляди, мисс Лидонька, вон тот юноша нравится мне очень многим.
- Это который? – вопросила она. - Негр тот, что ли?
- Чиво?! Не-е, не негр, вон тот.
- А он, по-твоему, не негр?
Я была очень удивлена, чесслово, что мы так по-разному видим одного и того же человека и сказала, что по-моему он… нет, не негр. А она и говорит:
- Ну ты же видишь, что он черный?
И я сказала, что вижу.
Иногда бывает знаете как? Вот едешь в метро, сидишь, вся в мыслях, ковыряешь лак с ногтей, в голове черт те что, и тут резко поднимешь голову, увидишь, и мысль такая шарах: «О, негр».
Или, допустим, стоишь впотьмах где-то, обернешься, и бляааа, в темноте человек без головы, но в белом воротничке и при галстуке, чуть криком не кричишь от возникшей нестыковки, а потом фокусы-то в глазоньках сапфировых настроишь и поотпустит: «Фу-у-у-ух, это просто негр, хорошо-то как. Ой, мамоньки, чуть не обделалась…»
Или идешь и видишь, негр тебе навстречу, и думаешь: «Эх, какой интересный негр, вот закрыл бы он, что ли, на пару минут глаза, чтобы я без стыда могла его рассмотреть», а он идет, зырит тебе прямо в роговицу, прямо в сетчатку, прямо череп тебе сверлит напряженно и думает наверняка: «Да че ты зыришь? Ну негр я и негр. Умри уже немедленно, бесстыжая. Заколебали все меня. Свиньи беложопые, любопытный хоровод тупорылых невежд каждый день. Распахнутые рты…» Он ведь так и думает? Или как? Хотя… Чужая голова потемки… Но я не думаю, что потемки в черной голове так уж сильно отличаются от потемок в голове белой. Однако было бы логично, если бы они были гуще.
Это я все к тому говорю, что когда я увидела впервые моего любимого шоколадного юношу, у меня в голове не сработал этот тумблер негроидентификации. Увидев его, я не подумала: «О, негр!», я скорее подумала: «О, хороший!» Но это, наверное, еще потому, что в лице его нет таких непременных негритянских черт, как выпученные губы, размазанный по черепу нос и всякое прочее. И как бы Лидонька не говорила, что у него тупо кудрявые негритянские волосы, я утверждаю, что они волнистые. Да.
Но я все же его спросила однажды, день так на третий вроде: «Слушай, а ты ведь это… (хотела сказать, негр) ты ведь египтянин, да?» Он улыбнулся и сказал: «Да». И больше мы к этому не возвращались.
Для меня он и был, и является хорошим шоколаднокожим ненегром. Я люблю его, как песню на незнакомом языке.
Полагаю, что вы полагаете, что сейчас будет про секс. Было бы логично и справедливо, так?
Но мне уже как-то и не хочется. Робею я. Вот вчера, 29 января 2013 годушки, когда я начала писать этот тексток, не робела, а сегодня вон как. Если постоянно трепать воспоминания, они обесцениваются, выцветают и превращаются в фантики, или плетенные половички, или просто в генитальный герпес, или в генитальные розы, или в генетически передающееся гениталити, или в то, что кто смог нахватать.
Вчера мне хотелось рассказать про секс и так прямо, с три дэ эффектом, чтобы вы читали, и у вас складывалось впечатление, что вы сами штыритесь, и так, знаете, со вкусом, и одновременно попкорн с пивком, и со стороны на это смотрите, и чувствуете все сливочки, и при этом ни одной ягодичкой не дергаете, ни одну мышцу не утруждаете, а сидите в креслице с благостью для попыньки и отдохновением для ног и спины. Но я даже не знаю, смогу ли я так теперь. Но мне все равно очень надо это рассказать, чтобы избавиться от навязчивых еженощных мемори-фантазий. Каждую ночь, видите ли, я как будто опять делаю это. Может, если расскажу, отпустит?
В общем, секс у нас был многоуровневый. Иногда случался полный хардкор, а порой и взаимопоглощательный, нежный, как должно быть у осьминогов, сексик. Такой чууууувственный, одними глазами, зато в присутствии посторонних.
Но сперва мы, конечно, познакомились, как порядочные люди, и пофлиртовали. По-русски юноша понимал почти все и даже говорить говорил, но мало. «Привет, какдила, спасиба, давай, красиво, я знаю, да, тихо-тихо, больно?, подожди, это вкусно», кажется, все, что я от него слышала. А, ну не! Ха-ха-ха, было еще такое потом: «Кайфуем, сегодня мы с тобой кайфуем, сегодня я тебя целую и забываю обо всем», но оно было нечеткое до стыдобищи. Ох, как же я тогда хохотала… К счастью, юноша хорошо говорил по-аглицки, а я понимать понимала, но говорить могла только одни глупости. Как и на родном, впрочем.
Знакомство было классическое, как описано выше, только было выполнено на английском, и потому я не просекла схему, не распознала ее, ха-ха. Схема нарушилась лишь когда он спросил: «А если я дам тебе свой номер, ты мне позвонишь?» Другие соискатели ни разу так не спрашивали, впрочем, наверное, потому, что моего интереса на это уже не хватало.
А тут же я была заинтересована и держала ответ: «А то! Ясень пень, что позвоню».
В его глазах не было никакой вообще мясной похоти, ну совсем. Это был первый человек без мясной похоти в глазах. В остальном он был, как зверь. В смысле он как будто считывал чужие мысли и желания и помогал их исполнить. Это трудно объяснить. Вроде как он постоянно мониторил внутренним чутьем людей и всегда, безо всяких слов, знал, что кому нужно. И это без заискивания, цензура буду, а как-то совершенно по-доброму и бескорыстно. Просто для того, чтобы людям было хорошо. Полагаю, это таки скорее часть его миленькой натуры, нежели наживное. Он очень чувствительный чувачок, этот мой шоколадный юноша. Не было случая, чтобы он не понял, чего я хочу, и это при том, что двойной языковой барьер.
В свою очередь я тоже очень даже чувствительная дева (хоть и имею маленького карманного сталина за душой, в нагруднике души, можно сказать). Когда мы прощались там, на яхте, точнее, когда мы подплывали к порту, я прекрасно понимала, почему юноша вдруг сделался грустным. Да потому что понимал, что я ни фига ему не позвоню. И от этого я тоже сделалась грустной. И разумеется, не позвонила и ходила еще один день грустная и все время печалилась по неведомому и бухала.
Но судьба не могла оставить меня без пряников, вы же понимаете. Оказалось, юноша тот имеет к нашему отелю больше отношения, чем я думала. Он там на пляже работал инструктором по ныркам в воду. Так что сколько веревочке не виться, а кончик-то вот он. Так что землю круглая и прикотится. Поэтому-то мы и встретились через день после катания на яхте и смущенно друг другу улыбались.
- Почему ты не позвонила мне? – тихонечко спросил он.
- А, ну я как бы это… там и тут… и вот так, - улыбнулась я.
- А, понятно, ну так написала бы эсэмэску.
И я обрадовалась. Да, точно, надо было эсэмэску, вот я дура.
Предшествующие первому свиданию треволнения описывать не буду. Лучше сразу так: вот я бегу ему навстречу в развевающемся, все злые мужчины из отеля высунулись поглядеть мне вслед, свистят, улюлюкают. Как же, такое событие: русская дура цензура бежит, надо посмотреть.
А я бегу себе и думаю так: от же ж я придурок. Чужая страшная страна, полная странных ограничительных законов, а я бегу, бешеная кобелиха, на свидание. О-е-ей, мамочка, ты меня плохо повыродила-повырастила. Мало любви дала мне ты, мамочка. Очень уж выборочно установлена в твоей голове дремучей, мамонька, любовь ко мне. В твоей, мамонька, голове, полной страшных медвежьих черных дьяволобоязненных запретов…
Но зря я волновалась. Свидание было полно приятных ознакомительных бесед в маленьком и страшно-черненьком кафе, улыбок, комплиментов и рук: моих и его, сплетенных в один молочно-шоколадный чувственный клубок. И больше ничего. Он даже не поцеловал меня в губки на прощанье, хотя это я сама виновата. Признаться, мне очень хотелось целоваться, очень-очень. Мы шли такие за ручку к моему отелю, и тут я ка-ак прыгнула, споткнувшись, и виском ему в губы шарах. Чуть висок себе не выбила. Но он бережно меня поддержал и посоветовал быть осторожной. И мы дальше пошли, я думала, что хочу эти губы, которые только что к моему виску прикоснулись, своими губами пощупать, а он тоже о чем-то таком, потому что протянул мне маленькую такую коробочку. Внутри было две подушечки жвачки.
И тут произошел этот глупейший момент, который показывает, что я скорее сталин, нежели чуткая и умная дева. Едва подушечки оказались на моей ладони, как я закинула их обе себе в рот и схряпала. А вообще, по логике вещей должна была одну ему дать, ну чтобы поцелуй, чтобы по-нормальному, ну чтобы… надо же делиться. Но я почему-то всегда, когда жвачку вижу, всю в рот и кидаю. Даже если мне на ладонь выдавят шесть подушечек орбита, я ни за что не смогу провести параллель между тем, что нас тут трое, а шесть на три ровно два, ни за что. Во мне такая функция отключена.
Поэтому юноша решил, что я поцелуя от него не желаю, и просто мягко и долго обнимал меня на прощанье своими большими и сильными ручищами. А я между тем чуть не плакала. Тогда сталин во мне твердо решил больше таких глупостей не совершать и переспать с ним завтра же, форсируя всякие жвачно-поцелуйные темы. Сталин решил, сталин сделал.
Живет юноша в такой ма-аленькой квартирке с красным потолком. Мы пришли, я застенчиво села на диванчик, сжалась в клубочек, в комочек, в холодную мошоночку, а он поглядел на меня удивленно и сказал: «Ну ты это… туфли сними, чувствуй себя как дома», поднял с дивана за ручку, вручил мне пакеты с клубникой и бананами, подтянул меня, глупую, к мойке на кухоньке, и я реально тогда напугалась.
Я мыла эту клубнику и думала: «Бляааа», а еще: «Мамаааа», и более осмысленное: «Он намерен использовать меня как… женщину. В смысле не только для секса!»
Я очень долго мыла эту клубнику, он подошел и обнял меня сзади, и я выпучила глаза в никуда, потому что почувствовала себя э-э-э… женой! Я напугалась. Я была в ужасе. Я хотела убежать. Я чрезвычайно ранимое существо. Но потом все более-менее наладилось. Мы вместе ободрали у клубники зеленые жопки, сели на диванчик, поболтали, похохотали, но в воздухе витала густая неловкость. Она сохранялась даже в спальне, когда мы после приятнейшей поцелуйной прелюдии раздевались, и я, запутавшись в своих колготках, хихикала отчаянно и чуть не плача и говорила вслух: «Бляаа, как неловко-то… ой, мамоньки, стыдно как-то», а думала так: «Я стыдливая, но любопытная бл… девица. Волшебная смесь, мать ее ети».
Всеми этими неприятными моментами я, разумеется, обязана сталину внутри меня. Если бы мы с юношей узнавали друг друга постепенно и медленно, таких моментов не было бы, но сталин рассудил, что у меня нет такой роскоши, как время. Он молодец, мой внутренний сталин.
Совокуплялись мы самозабвенно в течение трех часов. Юноша оказался очень и очень человеколюбивым. Величина его человеколюбия несколько превосходила глубину и ширину моей личности, и как юноша ни старался бережно обращаться со мной, сдерживаться, использовать человеколюбие лишь на три четверти, он все же пробил дыру во мне, ведущую прямо к сердцу. Да, вот прямо от вагины к сердцу и из горла навылет. Он был очень даже искусен в этом деле.
Поначалу-то я только любопытно и уже без стыдливости, смаковала его иноземные техники. Как-то оно по-ненашенски, знаете ли. Клевенько, чувственненько, волшебненько и по-иноземному. Это был такой секс, как будто раньше у меня никакого секса и не было. Меня трясло, слюнявило, чудесило и выгибало бесконечно. Это как три часа улыбаться улыбкой чеширского кота от лукавенького удовольствия. Но потом… на исходе третьего часа… Я никогда не понимала женщин, которые говорят, что во время секса думают о чем-то другом. Я презрительно фыркала таким заявлениям, слюнцой окропляя им лица. Это ведь все равно что пить пивко и не чувствовать кайфа или курить гашишок и оставаться грустной. Это все равно, что сидеть на фенотропиле и каждый вечер пытаться напиться. Деньги на ветер и чумовые сны, больше ничего.
Но тут я этих женщин поняла, на исходе третьего часа я начала метаться во внутренней панике и думать на отвлеченные темы. Типа таких: меня тут затрахают до смерти и заставят варить суп из собственной израсходованной матки. Или затрахают до смерти, воскресят с помощью магии вуду, заставят варить суп, затрахают опять до смерти и… эй, зайко, милая кисунечка, ясень свет мой Адрианушка! Ты, родименькая моя, в постельке с огрооомным шикаарным н-не… чувачком. Помнится, раньше, когда ты была в постельке с другими нешикарными мужчинами и чувствовала в себе охлаждение страсти, то всегда представляла себе именно это, вот такую ситуацию, как сейчас! – И отвечала себе. - Но сейчас в случае охлаждения страсти от общей затраханности и бесконечной кончины и бесконечного возбуждения мне даже представить себе нечего! Разве что карличков. Разве что много голеньких карличков в цилиндрах и пенсне, катающихся друг на дружке по ночному лесу, валяющихся в грязи. Но это очень кропотливая фантазия для медленного скучного секса. А тут! Эх, что за жизнь по-по-пошла…»
Я применила всю чуткость своей натуры, чтобы его остановить и утешить. Он никак не хотел, с трудом себя заставил прямо. Когда мы принимали душик, одевались, румянили щеки, красили ресницы, застегивали ширинки, его охерительная шоколадная штука стояла себе и стояла. Меня в этой штуке потрясли две вещи: во-первых, она кончала постоянно и не кончалась, то есть не теряла твердости, а во-вторых, что она собсна шоколадная, я думала, что хоть головушка будет розовой или еще какой, (цвета юной вишни, цвета синяка, цвета засоса, цвета горлышка снегиря) но нет, юноша шоколаден весь, кроме языка, зубов и белков глаз. Белки глаз у него как раз розовые. Я сперва думала, это от того, что давление и вода постоянно, он же дайвер, а потом оказалось, что по другой причине.
Мы вышли себе на улицу, сели в такси меня провожать, он спрашивал, что я чувствую. Я не могла ответить, я как будто оцепенела внутри себя, и вместо меня только сталин тихонько, с ленинским таким прищуром, улыбался юноше из моих глаз. Юноша говорил, что очень счастлив и волшебно себя чувствует, в нем сквозило сожаление, что я так быстро смываюсь, а скоро и вообще улечу. Сталин кивал ему сочувственно.
- Вчера, - сказал юноша, играя моей белой рученькой, - ты пробыла со мной всего один час, сегодня четыре. Всего четыре часа… - и едва не всхлипнул.
- А сколько надо? – спросил его сталин.
- Сколько?! Один год, один месяц, неделю или хотя бы ночь. Останься со мной на одну ночь. Я ведь увижу тебя завтра?
- Увидишь, - сказал сталин и улыбнулся.
В последующие дни у нас были последующие сексы. Однажды чуть не дошло до шоколадного. Если вдруг сей текст читают чувствительные девицы, то могут запросто закрыть сейчас глаза и листать, пока не пролистают один абзац. Или могут выпить чашку горячего шоколада на кухне, пережидая, пока я расскажу про шоколадненькое. Я начинаю.
Мы лежали на диване, и я все время соскальзывала и падала на пол и, чтобы хоть как-то зафиксироваться, схватилась губами за что смогла. А там и увлеклась. Юноша гладил меня по головушке, по спинке, по попыньке, промеж булок очень увлеченно. И заметив, как мне это нравится, решил изведать лакомого и засунул на разведку пальчик. И тогда я крепко задумалась. В голове моей было так много всего и сразу. И человеколюбие, и мысли о нем. Я думала и про размеры, несовместимый с жизнью, и про то, что слишком много шоколада – это вредно, и даже вспомнила Джонни Деппа и его шоколадную фабрику. Вот у него, у Джонника, мальчик Чарли однажды спросил: «А почему эта дверь такая маленькая?», а Джонни засмеялся и значит отвечает: «А чтобы запах шоколада не выходил». И я в тот момент осознала, сколько анального таинства сокрыто в словах мистера Вонки в исполнении замечательного, старого уже индейца Деппа. И тогда я подняла глазоньки на юношу и сказала: «Это, конечно, все прекрасно, но не на третьем же свидании». И он улыбнулся: «Хорошо, детка» и вытащил пальчик.
Теперь я расскажу вам, почему так очарована им, почему обожаю, как песню на незнакомом языке. Вы можете подумать, что любой подсуетившийся шоколадный юноша на его месте был бы так же осчастливлен мною, но это не так. Любой – это не моя тема, мне всегда нужен особенный. (Представляю, как Лидонька хохочет, читая эти строки. Мисс Лида, не хохочи. Уймись ты, Лида. Как бы то ни было, сиё правда, и грешно смеяться над этим, Лида.)
Вот бывают, к примеру, внешне приятные и обаятельные люди, но, когда ты сидишь рядышком, прикроешь глазки и попробуешь понять их нутро, то увидишь, что это не человек, а просто карта из колоды с эротическим изображением, или это может оказаться человек-разгаданный сканворд, человек-рекламный буклет из М-Видео, человек-компьютерная микросхема, человек-баянистый анекдот, человек-этикетка с бутылки водки/портвешка/активии/творожка/туалетного утенка, человек-телевизионная программка или просто человек-жопа.
Мой юноша оказался человеком-звездой. Закрыв глаза, можно плавать в его лучах: то золотисто-радостных, то серебряных и спокойных. И это, мне кажется, такое чувство, прости мя оспади, сродни чувству верующих, только что посетивших храм. Ой, нет, это я загнула. Лишку хватила. Но, в общем, упоительное приятнейшее светлое чувство просто быть рядом.
Он особенный. Да. Он очень развратный скромник и скромный развратник. Ну, как я, ага.
Скромности в нем полно. Я могу доказать это на примерах. На маковке нашего отеля стоял конь. Да-а, бронзовый конь на задних ногах в натуральную величину. Это символ отеля. Глупо конечно, но ничего не попишешь. А в фойе на первом этаже возле барной стойки, на которой так любили лежать наши с Лидонькой головы три первых дня отдыха, тоже стоит конь, только малый, сантиметров шисят в холке. Бронзовый, превосходный и с яйцами и, не побоюсь этого слова, писюном. Да-да, с прекрасно эрегированным писюном, прижатым по-молодецки к животу. Этот конь миниатюра того, большого коня, что на маковке отеля. К сожалению, глазоньки мои хоть и бездонно красиво, но видят на четверочку с минусом. Мне очень хотелось понять, есть ли у того коня, что на крыше, член али нет? Было бы логично, если да, да? Но разве не вызывающе это: жить в отеле, спать там, кушать, мыть писю в душе, не помышляя ни о какой скверне, зная, что на крыше твоей конь с яйцами и прекрасно эрегированным писюном. И потом, это ведь как-то неприлично, дети могут увидеть и начать задавать вопросы. В общем, конь мне спать спокойно не давал, и потому я спросила у милого юноши:
- В фойе, - говорю, - конь с членом и абсолютною мошонкою. На крыше тоже с членом или там кобылица? Или мерин? Или с яйцами, но без писюна. Или в трусиках? Или запиксиленный?
Юноша долго втыкал в мои вопросы, а когда воткнул (в вопросы) начал долго, сперва громко, а потом и тихо смеяться. И радостно сообщил, что никогда-никогда не думал об этом и что в натуре на крыше жеребец с членом, опосля сделал серьезнейшее лицо и сказал, что думать о таких вещах он никогда не думает вообще никогда совсем. Ибо некошерно. Ибо такие мысли нехило шоколадят карму. И я лишь удивилась. Э-эх. Рядом с ним так хочется быть реально хорошей.
Потом он мне рассказывал, как пять часов лишался девственности, без подробностей, разумеется, ведь это было бы вульгарно. Заметил лишь, что случилось это всего годочек назад. Потом считал своих девушек. Их было четыре, но секс был только с тремя, с двумя из них разовый. А с четвертой был лишь поцелуй. Ах, меня так умилило, что он и ее посчитал. И вообще все это меня потрясло. Потому что я не понимаю, как возможно быть девственником в двадцать четыре, и, переспав с тремя туристками, обладать такими чудодейственными техниками. Или это у него талант такой? Или у них эти волшебные знания в семье от отца к сыну, от брата к сыну и свату, или к кому?
Можно подумать, что я не верю своему милому юноше. Но так ли это, я не знаю сама. Оченно хочется верить. Не, не в то, что он относительно чист, а в то, что не врет ради лулзов.
Скромность ощущалась и в поцелуйках. Они начались сомкнутыми губами и оставались таковыми довольно продолжительное время, пока все не начинало дрожало. Губы, груди, песок, животики, кони с яйцами, туристический ваучер, вай-фай в лобби баре, солнышко, которое мы сейчас не видим, верблюды, погонщики верблюдов, женщины, пекущие на верблюжьих какашках хлеб для туристов, жизнь, матка, пальцы, жалостливые запястья, свекрови всего мира, трогательная кровь в нас, клубника, робкие желания любить без всякой рефлекторной цензура , губы продавцов, пионервожатые из памяти, клиторок, Валентина Петровна, насильники, честность, телевизионные люди, честь и сиськи, человек, несущий в руке новую звезду, Робин Губ и Гудка Боб Квадратные Штаны и Винни-Пух и все-все-все. И становилась жарко скелету в телушке, душно, смертно сладко и пьяно. Прямо хоть выскакивай из себя, да падай, как подрезанная. Вот так он целовался, да.
А еще он клал мою голову себе на колени, пел мне тихие песни и тушил их шепотом в моих губах. Мыл меня красным гелем и белым полотенчиком с красной каймой вытирал. Застегивал на все пуговички, запрещал много курить, бухать, материться, ходить на дискотеки и со всеми там бла-бла-бла. Я не слушалась и ласково огрызалась, расстегивала пуговички, курила и матерно чихала. Он только вздыхал удивленно, а потом нет-нет да и шутил со мной. Однажды, когда мы к нему приехали на лифте, он вышел на площадку и сделал вид, что хочет захлопнуть дверь лифта перед моим носом. Я чуть не закричала, да. А потом он еще мне гадал по руке, рассказывая мне про меня все то, что я ему рассказала прежде, про то, что я коммунистка, анархистка, нигилистка, деструктивная психопатка и из племени изломанных людей, и хитро поглядывал в глаза. И таскал меня на руках из спальни в гостиную, горемычный. Не, ну нормальный вообще? Дурак вообще. После этого жаловался на боль в спине и просил топтать его ногами. Я была напугана такой просьбой, но сталин во мне согласился. Сталин во мне в тот момент думал: «А фейсситингом он не интересуется? А трамплингом? А болбастингом?» Но ничего такого из БДСМ не было. Ну разве что очень аккуратное наматывание моих волос на кулак в процессе вязки. (Вязкой наши встречи с юношей назвала мисс Лидонька, ха-ха-ха, хулихулка.) Короче, все как в фильмах было. Как во всех фильмах, так все и было.
Полагаю, дальше будет совсем скучно, особенно если вы не влюблены. Но мне не стыдно, если вам сделается скучно. Ибо сытый голодному не разумеет, а голодный сытому, а всяк невлюбленный не любит всякого влюбленного. Однако у всех влюбленных и невлюбленных есть кое-что общее. Невлюбленный, читая о мудестраданиях влюбленного, мечтает посадить последнего на кол, дабы тот не месил эту многотысячелетнюю воду (или еще какую жижу) в ступе, полагая, что его чувства уникальны, но прикол в том, что мечты влюбленного аналогично думам невлюбленного так или иначе вертятся возле кола. Ну, такого, кожаного.
Мне угрожали физической расправой, да. Обещали по горлышку пальчиком чик-чик, если не вернусь. Я не знаю, может, он меня браконьерам хочет продать за пятьдесят долларов, как разумную зверушку, приученную делать минет за горсточку клубники? Или пиратам? В бордель моряков? Ну, или просто полюбил до сердечных кровоизлияний?
Он пишет мне жадные звериные эсэмэски с требованиями, просьбами и мольбами вернуться для секса. Не, он не употребляет слово «секс», как человек очень скромный, он называет это «делать любовь». Потому зовет делать любовь, но я-то знаю, что это такое: это секс вперемешку с любовью, потому что и нежный, как крайняя плоть христианского ангела, и бешеный, как стиральная машина «Эврика» во время отжима. Я чувствую в этих посланиях тоску, вижу за ними его действительно измученные глаза и грустное лицо, на заднем плане вижу пляж, голых девок, моречко, кораблики.
И мне снятся сны с отсылочками, такие флегматично-радостные, густо-вязкие и холерически нетерпеливо-скорбные. Я выхожу с неводом (или же без невода, когда как) на берег ранним утром ловить рыб. А ловлю порой голыми руками, выношу на берег тепленькими, не особо брыкающимися, крупными такими, и сладостно душу их до смерти в грудях. Складываю на берегу в кучу таких же волшебно красивых улыбающихся рыбо-мертвецов, они сверкают, переливаются, желтые, оранжевые с голубыми полосочками, зеленые в голубую крапинку. Они сверкают, оплывают-оплавляются на нежно-шпарящем солнышке, преют, спекаются, пухнут, блестят последним потом, надуваются и лопаются, забрызгивая меня золотом рыбьего жирненького счастья. Сон повторяется в вариациях.
Иногда перед рыбалкой во сне я брожу по пляжу среди дохлых ящериц и выдолбленных черепах почти голая, будто потерявшая память, невменяемая, а потом глядь на себя, а на мне трусишки старенькие, беленькие такие в горошек с черной каемочкой, застиранные, а в том месте, где губейки соединяются, предохраняя девичью ягодку, кругленькая дырочка. Стыдно мне делается, а навстречу бесплатный рекламный массажист идет и предлагает услуги. Я сажусь скромно на песочек, так скромненько, чтобы он не видел мою дырочку, и бочком так ножку ему тяну. А он и говорит: «Э-э-э, нет, так не пойдет» и тянет меня за ногу, заставляя открыться ему в интимно-таинственном плане. И вот уже ноги у меня врозь, а он, гад, лыбится, ножку массирует, а сам в дырочку на трусиках мне глядит, а иногда и в глаза. А мимо нас по цензура прямо да по воздуху густому плывут разноцветные рыбы. Дедушка Фрейд, если ваш дух бессмертный, вплетенный бесконечными упоминаниями во всемирную паутину, где-то здесь, подтвердите: это же какой-то ни много ни мало, а гинекологический сон, полный любовной скорби, так?
Полагаю еще и вот что: ох и похохочу я над этим текстом, когда магия влюбленности разрушится, а напряжение базальных потребностей оставит наконец мое жадное чрево и маниакальное сознание.
Но пока я полна шоколадных чувств чуть более, чем совсем. Отчаянно хочу вернуться. Мне нужны еще одни fucking holydays*. Он меня как будто колокольным звоном набил под завязочку, яростным звоном своих бубенчиков, заволшебил, замагичил, раскрутил в темноте с завязанными глазами, зацепил за губу половую невидимым душевным крючком. И, как всякая умная девушка, я пытаюсь отдать себе отчет в своих действиях и мечтах. Если я, как бешеная кобелиха, которой семь верст пффф, поеду туда опять-снова, то зачем? Для секса? Только для этого? Или для того, чтобы опять накурившись гашиша, лежать голышом на диване, пряча за подлокотник полголовы и половину себя так, чтобы было видно только задницу и полголовы, и понимать, что он реально мне ну очень-очень-очень и по-мартовски мяукать до тех пор, пока он, готовящий кофе, не улыбнется и не покрутит пальцем у виска? Или для того, чтобы садиться с ним вместе в такси и ждать, когда он назовет адрес, или скажет что-то, или еще что-то скажет таксисту, посмотрит на часы, в окно, и одно еще словечко какое-то влажно-жестко-бархатное, а меня от звука его голоса покроет м-м-м-мурашками, и я подумаю только одну букву, но долго: «Ооооо»? Потому что возникнет удивительное и приятное ощущение удовольствия, как если бы тебя кошечка, проходя мимо, внезапно лизнула в ногу. Или я поеду для того, чтобы опять идти с ним рядом по улице, белым днем, фактически голенькой в понимании местных людей и с крестом гранатовым на шее и улыбаться, когда какие-то скучающие на заваленке мужички скажут ему что-то, судя по тону и выражениям рож, язвительное и злобное, а он, положив мне руку между лопаток, с вызовом им что-то ответит. Этот жест, как я поняла, означает: «Сейчас я ее трахну» или «Я ее только что трахнул» или «Да, все так, как вы подумали». Как-то так. А я погляжу сапфирово-ласково на них и тихонько кивну, типа, да, дяденьки, да, милые.
Вот такими вопросами я и терзаюсь. И как всякая аморальная умница понимаю, что да. Просто да. И шоколадная полоса продолжается. На момент возвращения из денег у меня оказался только шоколадный эвроцент в золотой фольге из новогоднего подарка, из еды тоже только он. Но все будет хорошо.
Прим. автора: fucking holydays * - долбучие святодни.

Как Лида за кнутом и пряником в Хургаду ходила
 
1
Я подумала, будет прикольно описывать каждый день моего дурного и отчаянного отпуска. Тем более, мне скучно. Так вот, день первый.
День первый не задался. Ну как...
Сперва я очень волновалась непонятно почему, а потом пришел такой мужичок ко мне в номер и спросил, все ли у меня хорошо. Да, сказала я ему, только телефон не алё, московская симка не симка, а египетская симка тоже не симка, потому что я ее обрезала и вышла пичалька. Ибо в моем новом телефоне только микросимки принимают. Ща все будет, сказал он, я дала ему двадцать долларов и он убежал. Я ждала его полчаса и красила глаза, мне надо было срочно, прямо ну очень срочно позвонить. Он не приходил. Потом пришел другой мужчина и сказал, что все хорошо. Я спустилась вниз и на ресепшн милому Вове сказала, что вот так, такие дела. Он сказал, что все будет хорошо. Я ушла в номер. Я бегала на каблуках, и все мне говорили: ты первый раз тут? А я им говорила, ну я просто хочу быть красивой, потому что мне надо позвонить и валить отсюда в ночь. Заниматься нелегальным бизнесом, это такая моя шутка, я придумала ее в январе. Местным она нравится. Я пошла в номер, было 11 вечера по местному времени, приняла душ, вытерлась своей майкой самой некрасивой. Оделась, накрасила глаза. Пришел мужчина, мне надо было срочно позвонить, но он сказал, что заберет еще и мой телефон, чтобы купить микро карту. Да не хочу я, возмутилась я. Но он меня уговорил, сказал, что все хорошо, а чтобы не боялась оставил в залог свой айфон. Я села в холе и сидела минут 27, периодически тихо ругаясь матом. Надо было позвонить, и тут мне пришла годная мысль, что надо было просто дать мужчине доллар и позвонить с его телефона. Вместо 20 долларов и своего телефонного аппарата. Но все же хорошо, сказала я себе, ведь мне дали в залог айфон в кожаном футляре, и тут я подумала: а вдруг в футляре не айфон ни фига, и кусочек земли или верблюжьего кала. Но посмотреть не решилась. Неловко как-то. А потом тот мужчина все же пришел, вернул мне телефон и принес сдачу, 15 баксов. 5 из них я отдала ему "за ноги". Но сказал, что денег на карте нет. Другой мужчина предложил мне пополнить баланс, я дала ему 5 долларов и он убежал и долго бегал. Я выпила пива. Мне так надо было позвонить. Он принес мне бумажку с кодом за 5 долларов, пытался вбить его, но нет. Сказал, что оператор сотовый спать лег и не получится ничего, только утром. Я выпила пива, а потом начала пить пиво с четырьмями русскими мужчинами разных возрастов, и это было весело. Мы устраивали "Тагил" и хохотали до двух ночи, а потом я пошла спать, отвергнув всех четверых мужчин разом. Милый Вова с ресепшн дал мне позвонить на местный номер, но местный номер не ответил.


2
День второй

Не задался. Выяснилось, что моя новая египетская симкарта не симкарта, а старая симкарта какого-то уборщика. Меня на*бали. Эта симкарта давным-давно не обслуживается, заблокирована за плохие дела. Я проспала встречу с гидом, Вова сказал, что гид будет меня ругать, но не тут-то было. Я подумала, я ему плешь не голове выскребу ногтем указательным, если что. Он рассказал мне про полицию и всю правду о моей симкарте.
На данный момент все в отеле знают правду о моей симкарте. Я купалась в море, пила пиво, гуляла, познакомилась с Абдушкой. Он сириец, он кудрявый и хороший. Он подошел и спросил: проблемы? А я и говорю: нееее. И потом он меня вывел в город, купил мне нормальную симкарту и вот. А потом вдруг приехал его друг на машине, и я напугалась. Думала, Абдушка и друг сделают мне что-то плохое, они звали меня в кафешкэ, отказалась. Отвезли в отель. Позвонила. Приняла душ, вытерлась майкой. Надо наконец попросить полотенце, да.

Вечер второго дня: хороший.
Но мог бы быть лучше. Сначала я познакомилась с доктором Хени. Я такая дура, я пошла с ним курить кальян. Я сообщила ему все о своей жизни. Он страшный христианин, у него есть моральные чудовищные принципы. Он гражданин двух стран и постоянно путешествует. Он предложил мне серьезно с ним относиться, а я как раз собиралась на свидание к мужчине, к которому собственно приехала. Оно произошло в пять часов по местному времени. Доктор Хени доставил меня из кафе на такси как раз к этому времени. Свидание было так себе, если честно. Радость встречи, конечно, наличествовала, но так все было пережевано заранее в мыслях, что на реальность мало что осталось. Я не должна была возвращаться, я думаю сейчас, это как в пословице про воду, в которой не моются дважды.

Ночь второго дня была гашишево-сексовая. Я бы многое могла про это написать, но это было бы реально много.

3
День третий.
Доктор Хени так отпоросятил меня сейчас, что хочется плакать или показывать прохожим голую жопу с балкона, где я сижу. Сейчас 4 вечера. Утро было нормальное, пришла в отель, пошла на морько, зажарилась. Одна девочка поймала панамкой медузу и умертвила. Одна тетка жирная, просто мегажирная оседлала верблюда, весь пляж аплодировал. Одно семейство: старая бабка, тетка и мужик заходили в море в диско танце. Это было дико смешно. Потом я бухала, поздравляла с праздником какого-то уборщика. Потом опять пила, и тут уж доктор Хени меня и отпоросятил. Да. Я сидела с какой-то Катей и с Сергеем, который вдовый старик, он всегда плачет, когда вспоминает о покойной жене. И пришел доктор. Фармацевт. И мы отсели и начали говорить. Он сказал, что видел меня вчерась в пять вечера с моим избранником и счел мой выбор недостойным, причем категорически. Прямо сказал, что это вообще кошмар какой-то. Он сказал, что я такая прекрасная-распрекрасная леди, но слепая и думаю только о сексе, а не о будущем. А разве же так можно делать? Это твое падение, ты понимаешь, говорил он мне, это кошмар и ужас. Он взял в одну руку мальборину, в другую окурок. И сказал: ты целая неприкуренная сигарета настоящего Мальборо, почему ты ведешь себя как окурок? А вот я вот доктор, давай лучше со мной, у меня есть статус и уровень. Глаза у него были крайне злые. Почему ты не хочешь статус и крутую жизнь? Посмотри, множество женщин куда хуже тебя имеют куда больше, чем имеешь ты. Почему ты так не можешь? А мне это не нужно, ответствовала я. Это ложь, сказал он, ты подумай только, это отговорка для ленивых людей. Ты должна брать от жизни только самое лучшее. Я хотела объяснить, что я аморальна, но не смогла по-английски это сказать, лишь грустно улыбнулась. Он понял и вынес вердикт: ты не относишься к моей религии. Я хотела сказать, что крест я ношу для красоты, но на самом деле безбожница, но не стала.

Вечер был хороший. С недостойным моим избранником гуляла по набережной, встретились с одним веселым Расланчиком, мне знакомым с января еще, и его дамой сердца и тринадцатилетней дочерью дамы сердца. Пили пиво, ели пиццу, креветок огромных и кальмаров резаных. Дочь дамы Расланчикового сердца принципиально не дает людям руку. Это прикольно. Когда мой избранник протянул ей руку, дабы скрепить знакомство, она отшатнулась и едва не спрятала обе руки между ног. Она отчего-то боится мужчин. Ее мать взволновалась, заметив этот жест дочери. А потом все было Ок. Дочь развеселилась и под конец вечера даже общалась со всеми. Но под конец мы ушли пить водку русскую к моему избраннику домой, вдвоем, разумеется. Среди ночи рухнула полка кухонная, мы спали, я очень напугалась, думала, что какой-то пи*дец настал. Едва услышав это, замоталась в полотенце, избранник надел шорты и вышел из спальни. Я не вышла. А потом и я вышла, оказалось, что кухонный шкафчик рухнул, но не полностью, а сорвался с одной петли. Завтра починю, сказал избранник. Но она же сейчас и с другой петли оторвется, сказала я. Не, не оторвется, сказал он, и она не оторвалась. По крайней мере утром висела на одной петле, как миленькая.

4
Деньь четыре

Вернулась утречком. Умылась, переоделась, пошла пить кофе. Едва вышла, столкнулась с доктором Хени, сухо поздоровались. Он спросил, есть ли у меня желание с ним беседовать. Ответила, что мне что воля что неволя. Вызвался составить компанию в первом приеме пищи. Мне вовсе не хотелось пищи, но он напомнил, что он доктор и считает, что мне необходима пища. Я не стала противиться, тем более он метался электровеником за сыром, хлебом, соком. Пожрали, предложил выпить нормального кофе в кафе через дорогу от отеля. Я мялась,мякала, но сдалась. Пили кофе, курили кальян. Переводя через дорогу, взял за руку. Сделалось неприятно. О вчерашнем не говорили. Было лишь небольшое напряжение. А в целом он на данный момент единственный интересный человек, кого я встречала в египтах, за исключением моего изббранника, но избранник мне интересен совсем в другом плане. Мне нравится смотреть на него, следить за ним глазами, видеть и слышать, как он общается с другими на своем прикольном языке, как он что-либо делает и все такое. Мы почти не разговариваем, потому что во внутреннем довольно похожи. Иной раз я не переспрашиваю, когда не пойму что-то из его речи, потому что в целом знаю, о чем он говорит, и так же поступает он. Так вот. Доктор же Хени психолог и философ. Ну мы провели вместе с ним целый день. По-русски знает три слова, они не матерные, говорит бесконечно, но интересно. После кофе с кальяном настойчиво звал на приватный пляж высокого уровня. Категорически отказалась. Увязался за мной на пляж отельный, смотрел, как я жарюсь-купаюсь, но сам не стал. Прятался в тени. Беседовали, извинился за вчерашнее мое отпоросятивание, говорит, не имел права этого говорить, просто мой выбор его возмутил до глубин.
Я так и не спросила, на основании чего он сделал вывод что мой избранник недостоин такой окурочной леди, (доктор Хени почему-то все время говорит, что я леди, а я всегда вспоминаю слова из фильма про "вы не леди, Скарлетт") как я, но решила, что дело в одежде. Потому как именно это имелось ввиду. Ну не в цвете же дело. Избранник, к слову сказать, был в черной майке с каким-то ярким принтом и шортах бежевых и с рюкзаком, ибо с работы. Ну нормальный же прикид.
Доктор Хени сказал, что хочет меня или чтобы я помылась в его душе. Отвергла. Потом пошутил, что однажды я позвоню ему и попрошу взять меня в герлфренды, и он ответит, что будет думать месяц прежде чем дать ответ. Посмеялись. Я выдвинула предложение применить ко мне более строгие рамки и думать не менее трех месяцев. Чтобы страдала вся. Согласился. Посмеялись опять.
Настойчиво зазывал на правах просто подруги в ресторан, бил ногой по ногам в шутку, называл ленивой, сто раз приносил колу, потом пришла Катенька. Она у меня стреляет сигареты, когда ее парень спит, ибо он не любит. Познакомила Катеньку с доктором, она отлично говорит по-английски. Посмеялись. А после пляжа я согласилась таки на поход в ресторан. Накормили меня знатно, я лет десять так не ела. Жрет доктор мерзко, весь рот и все руки в хавке. Очень не люблю когда так жрут. До блевачки.
Предложила поделить счет пополам, отказался. Повел на центральную улицу в кафе. Курили кальян, пили кофе. Ходили по той же улице, по которой прошлым вечером я гуляла с избранником. Было адски очкливо почему-то встретить случайно самого избранника. Доктор мощно задвинул мне психотест в кафе и разложил мне меня по полочкам. Вся правду сказал, как на духу. Боженька, почему я нахожу удовольствие во всех неприятных ситуациях? Прямо во всех. Но тут ничего неприятного особо не было. Однако полагаю, большинство дев давно бы срефлексировало на моем месте.
Наряжаясь в ресторан надела черную майку с дурацкой надписью и белы шорты. Доктор отреагировал негативно, мне думается, но сказал, что я забавница. А потом доктор мне рассказал ужасное. Он ортодоксальный христианин, фанатично набожен, но страшное не в этом. А в том, что он считает, будто господь послал ему меня. Он одинок и, когда собирался в путешествие, попросил Боженьку послать ему герлфрендицу, и загадал так, она должна быть не врунья и прекрасная. Это прямо про меня, да. Он, как только меня увидал, так и понял, что я прекрасна, но при этом он не видел моих глаз. И я была к нему в фас, поднималась по лестнице. Тогда он загадал, если я, прекрасница такая, спущусь в холл опять, то это промысел Божий. Я спустилась. Я же не знала, что так будет. Тогда он придумал еще один прикол: заговорить со мной и узнать, одна я или нет. Если одна, то точно промысел. Ну а я-то одна приехала, зачем мне врать. Все я ему рассказала, и тогда он решил: надо брать, ведь я не врунья, как он и хотел, а мой местный бойфренд испытание свыше, которое он должен преодолеть. На лицо же психическое расстройство, да? Даже я так не делаю.
А с бойфрендом у нас вышла неприятная крайне история, и я не знаю теперь, обратимо ли это, и мне печально. Но расскажу об этом позднее. Когда доктор Хени увидел меня в холе с ром-колой вечерком, то похихикал, заявив, что я потеряла один левел в его глазах, ведь он думал, что я не пью. (Ох-хо-хо!) Поинтересовался, отчего я не с избранником такой прекрасной ночью, выслушав мою позицию, сделал вывод, что близок к телу. Мы вышли к бассейну, он кальян заказал, принес мне еще ром-колу. Мы сидели, молчали, я грустила, он решил, что пора брать. Сказал: давай сходим в номер и вернемся сюда. Отвергла категорически. Спросил: ну почему? Не нравлюсь? Не хороший? Я и по-русски не умею говорить толком о таких вещах, потому что не могу никогда найти мягких неранящих слов, по-английски вообще ни бе ни ме ни кукареку воедино связать не смогла. Он дико обиделся, сказал, что пойдет в номер сменить обувь и непременно вернется. Но я знала, что нет, потому что забрал со стола телефон. Нарушил свой принцип, однако. Я курила себе кальян, писала этот тексток, а на заднем плане веселящее шоу происходило, и взрослый чувак в подгузнике бегал, а люди вокруг ютились кое-как, а я за длинным столом одна с кальянами. Кто-то спросил, занято ли, сказала, да. Пришел какой-то лысый хрен годов 63, респектабельный такой египетский чел, сел не спрашивая, завел беседу, из которой я узнала, что он метис, а я хот и секси. Принес ром-колу. Мне тем временем в кальян подсыпали углей, пила-курила минут десять. Метис взял себе что-то прозрачное, при первом же глотке облился. Я испытала некое злодострастие. О, какое приятное слово выдумалось. Внешне проявлять злодострастие не стала. Пожелала сноф и ушла.
Вывод: вечер четвертого дня плохой.
П.с. Уборщик пытался прижаться эрегированным пенисом (через одёжу, конечно) к моему заду, разозлилась и прогнала. Интересно, насыплет ли мне он завтра на постель розовых лепестков, как в прошлые дни?

И вопрос к Боженьке напоследок: в этом путешествии меня тоже не убьют?

И еще: мы, бедные, вечно стучимся в спины закрытых дверей. Круговой всемирный перестук. У каждого есть или была такая спина.


5
День пятый

Ого, уже пятый.
На самом деле сейчас всего лишь ночь с четвертого дня на пятый. Не могу спать. Сейчас лежала и думала, а может, и правда пора стать ледей? Но отчасти я-таки да, ледя. Леди такие, я про них читала:
1. Не носят леопардовое или тигровое ни в каком виде. Не ношу, считаю, что леопардовое верх вульгарности.
2. Леди не чувствуют себя обязаными мужчине за обед, ужин и т.д. Вот и я так же не чувствую себя обязанной в этой ситуации. Однако в этом пункте много неясного. Обычные нахалки (возможно даже в леопардовом) также не чувствуют себя обязанными. Так что трудно понять, кто ты, нахалка или леди.
Других пунктов из статьи по вычислению леди я не помню, да и вообще то была глупая статья.
По мне леди это просто добрая в меру тетка, не сопливая, умная и с достоинством, которое в каждом действии, но не высокомерная при этом.

Спать я не могу, потому что грустно. Меня чуток озарило, или это очередная блажь, захотелось все изменить.
Мне представилось, как я стану ледей через десять лет, все изменю в своем образе жизни, кое-что в мировосприятии и отношении к людям, временами я буду ходить в соломенной шляпе, перестану кем-либо прикидываться, у меня будет элегантная бежевая жизнь, красивая, неброская, но шикарная, как дорогие классические туфли. Как будто снять косуху после как она стала твоей кожей и цивильно одеться, ну так, как человек высшего левела. Хахаха.
Но самая страшная подробность из этой фантазии вот: мне будет хватать одного бокала вина на вечер (праздничный). Представить это для меня все равно что стокиллограмовой женщине на третьем дне диеты подумать о будущих пяти-семи месяцах без вкусноты в должном объёме.
И на этом я попробую уснуть. Когда я проснусь, будет либо день победы разума и гордости над плотью, либо день какой-то другой победы. Мне нравится брать себя за шкирку и бросать в пучины. Почему? Я нахожу в этом удовольствие.
Про любовь и деньги
 
Перед первой поездкой я прочитала один рассказ, там были такие психо-заморочки об отношениях мужчины и женщины. Там раскрывалась истинная причина любви женщины к мужчине, глубокая психо-сексуальная зависимость. Это было названо там «чувством фаллоса». Мужчина приходит вечером домой и приносит это чувство женщине, то есть оно всегда с ней, но когда он приходит, это праздник. Это и чувство защищенности, и такое сладкое чувство принадлежности одному ему, любимому, и чувство долга перед ним за эту защиту и желание делать что-либо (что угодно) для него в обмен на ласку и любовь. Словом, ты чувствуешь, сильная твоя половина вернулась к тебе, чтобы положить голову тебе на колени и спать, как котенок. И приходит время твоей власти, мягкой такой, ненавязчивой, которую он может принять, не теряя гордости, лица и прочего.
Мне было так странно узнать о такой разновидности отношений, потому что в моем браке ничего подобного не было никогда. Никогда этого «чувства фаллоса». Пришел, поел, упал на диван, выжрал пивка, уснул, встал утром, ушел. Все. Не, ну секс был, конечно. Стандартная программа раз в неделю/месяц, чаще мне не хотелось, с ним это не интересно. Ну и вообще все, как у всех, цветы с получки, золотишко на ДР, не было денег на 8 Марта, ничего, на Новый Год тоже, фигня. Ну нормально же все. «Чувства фаллоса» не было никогда. ))) Чувства защищенности тоже, желания делать что-то для него тоже. Все проблемы всегда решала я. Я даже работала во время беременности до последнего, потому что уже тогда знала, что хрен кто обо мне может позаботиться, кроме меня самой.
И тут вдруг я это чувство, о котором выше, встретила. Да. В Египте. )) На яхте. Отдыхали в январе с подругой и детьми. Муж мой дома со сломанной ногой лежал. Мы вместе уже 14 лет, и дошли до такого свинского безразличия друг к другу, что мне было плевать на его ногу, на все, что с ним связано. Я давно планировала расстаться, но это представлялось невозможным, ибо как банный лист. Тепло ему, сытно, хорошо.
Но чувство встретилось случайно, я не планировала никакой многочасовой гребли в неведомых дебрях чужого города. Просто отдых. Я серьезная женщина, искушенная всякими искушениями многократно, в конце концов, мать десятилетнего сына, всякое такое. Но очень уж хорош был мальчик с яхты. Я никогда бы не повелась на обычное «бла-бла-бла, красавица, никогда таких не видал, счастье мое, сердце мое, умираю, жить не смогу без твоей улыбки». Но повелась. Сама не знаю как. По-русски это звучит совершенно искусственно и глупо, мой мальчик говорил по-английски, и я понимала. (Что само по себе странно, ибо я забыла английский классе в девятом.)
В общем, на мне был применен англоязычный вариант. Мне понравилось. Это как-то отличалось от общей схемы.
Мы погуляли, походили по кафешкам, а потом он показал мне свою хатку, и мы по кафешкам больше не ходили. В хатке было куда лучше.
- У тебя ведь что ни день, то новая девушка, - сказала я ему в начале знакомства.
- Нет, это не так, - ответил он. – Если я буду постоянно искать новых девушек, то просто жить не смогу спокойно.
Я поверила тогда. На самом деле он высоко ценит свой покой. Он может позволить себе очень многое: допустим, не отвечать на телефонные звонки в течении всего вечера и всей ночи. Кто все эти настойчивые люди?))
Он интроверт, может быть очень внимательным, чутким и заботливым, может быть очень жестким, суровым и даже, я полагаю, жестоким. У него было трудное детство, с отцом какие-то очень сложные отношения, нехорошее подростковое прошлое. Наверное, мама права, и он нехороший человек. )) Но у меня есть внутреннее чувство, что я могу согнуть его и заставить мне ножки целовать. Ха-ха-ха. Ну мне очень хочется это сделать.
Да, и он очень скупой. Это просто чувствуется. За все наши небольшие развлечения в мою первую поездку он платил сам, но однажды попросил у меня 10 долларов. Сказал, что на мели. Дала. Че б не дать. Но было неприятно все равно.
Мы распрощались. В последний мой день мы не виделись. Он сказал, что без денег. Я подумала: да Боже мой, 2 доллара на такси от отеля до хатки? Но не стала ничего говорить, не хочешь увидеться в мой последний день здесь, не можешь 2 доллара где-то взять? Значит, так тому и быть.
Общались мы плотно целый месяц после моего возвращения домой, муж мой был в отъезде, свободная комната. Даже как-то сексом по скайпу занимались, круто было.
Потом общение плавно сошло на минимум, ну, каждые дня три списывались, иногда он звонил на мобильный, радостно кричал в трубку «Привеееет», но чаще я не отвечала, потому что муж же вернулся, травмировать не хотела, итак вся в чувстве вины и прочее.
Звал в Египет: когда, когда, когда? С мужем не спала, не хотела портить послевкусие, а оно было обалденное. Наверное месяц меня будоражило возбуждение, и я ничего с этим не могла сделать, с ума сходила, и едва на стенку не лезла, так мне страшно хотелось его.
Решила ехать.
Я должна осознать, он не любит меня. Мне больно от этого. И наверное, 80 %, у него была девушка за эти три месяца, может, несколько девушек, может 3 девушки, может даже больше.
На холодильнике у него лежит невидимка. Впрочем, возможно, три месяца назад она тоже была. Скорее всего даже была, я не знаю. В туалете на полу во второй день я увидела длинный черный волос, он как треть моего самого длинного волоса. Возможно, это мой волос, вполне может быть, но может это не мой волос. У меня есть волосы самой разной длины. Что еще? Когда я спросила, был ли у него секс за эти три месяца, его лицо стало таким… красноречивым. Радостным каким-то, бешеным. Да, кто-то был. Если бы я могла оценивать равнодушно. Я не могу. Именно потому, что он меня не любит. Но стоит нам поменяться местами. Мне перестанет быть интересно все это.
Я сказала: я скоро уеду. Реакция была такая: да! Не забудь мне скинуть мое голое фото. Я спросила почти прямо, передавая свой разговор с одним знакомым: «если он любит тебя, ты должна знать». Он ответил: ну мы оба знаем, между нами нет какой-то огромной любовной истории, но мы нравимся друг другу, мы говорим на разных языках, почти не понимаем друг друга, общаемся все равно, это ли не круто? А я думала: ну черт, я приехала к тебе, это не огромная лав-стори?
Он сказал: когда кто-то тебе действительно нравится, тебе хочется говорить с ним и говорить и говорить. Ты не говоришь со мной, ничего не рассказываешь о себе. Он думает, что я только для секса приехала. Он знает, что я люблю его. Сколько раз так случайно у меня вырывалось: о, как я люблю твои глаза, о, как я… и пряталась в нем. Чтобы не узнал. Ведь он меня не любит.
Есть, конечно, спасительный вариант, что он не хочет привыкать, потому что надо расставаться, но я не знаю, не знаю, не знаю. Иногда его глаза становились такими, такими, такими, как в последнюю ночь. Но вдруг это игра, это может быть игра. Он ел меня, поглощал меня, вытягивал меня, хотел наесться вдоволь. Или мне себя дать? В глазах будто грусть была какая. Или это игра. Его глаза должны были быть такими. Как глаза любого уважающего себя жиголо. Он взял у меня деньги на оплату квартиры. Это было так.
Я приехала, мы встретились, он сказал: у меня все зашибись, я счастлив, потому что ты приехала, но есть кое-какие проблемы. Я должен заплатить за квартиру первого числа, но у меня не было зарплаты еще, потому что отель не отель, работа не работа, политическая ситуация в стране – ужас, туристы не туристы и т д. Я посочувствовала. На следующий день он сказал мне тоже самое, посочувствовала.
Знала, что попросит прямым текстом. Но я ведь тоже деньги не печатаю. Чего мне стоило приехать, второй раз за три месяца. Я не богата. Между прочим я приехала на деньги, которые отец моего мужа прислал нам, продав дом покойной супруги.
Это аморально так! Я чуть ли не на трупаке своей семьи приехала в Египет за любовью, а у меня просят денег. Чужих. Денег покойной матери моего мужа, который любит меня. ДА. Так говорит. Хз. Смешно.
Египетский мальчик написал смс: «срочно нужны деньги, или меня из квартиры выселят. 150 долларов». Я тут же ответила: «извини, но нет». Он понизил ставку, сказал, что сотни хватит, типа полтинник занял у друга. Не стала отвечать, страшно расстроилась.
Я приехала на трупаке семьи, сижу в отеле, бухаю от безысходности, мужчины капают на меня слюнями, я красивая молодая женщина, пацанчик младше меня на пять лет просит у меня денег в обмен на любовь. На чувство фаллоса, да? Если бы мне было 60, а ему 25, тогда ладно, но так! Утром он мне в скайп написал: «почему ты не хочешь мне помочь?» я всю ночь не спала и думала, сейчас третий день, если у нас все расстроится сейчас, что я буду делать? Досиживать тут остальные дни в печали? А могу веселиться. Ну ладно, если это стоит 100 долларов, то почему нет? А вдруг и правда ему нужна помощь? Просто помощь. Просто тупо помощь.
Мы встретились в кафе, я еще не собиралась давать ему деньги. К слову, у меня не просто отжать деньги. )) Но дала. Он был убедителен. Я сходила за деньгами в отель, он обменял сразу, мы пришли к нему, заплатил там кому-то за аренду (при мне это было), и все такое. Поднялись к нему, занялись любовью. Он такой волшебник. ))
И потом еще пару раз по мелочи. Я захотела сока апельсинового, говорит: а у меня денег нет. Дала двадцать долларов, посокрушался: а что ты на египетские фунты не поменяешь? Взял, пошел, купил, сдачу не отдал, зато начал вести себя как проститутка. Позировать с удовольствием в проеме двери, в полотенце на бедрах) Жарко и искусственно целовать. Я даже не кончила в ту ночь. Так противно стало. Он не любит меня, так? Так? Так? Так? Ну конечно же! Он дозировал любовь. Один раз ночью в последние дни, один раз утром. Он экономил на любви. Он держал меня на голодном пайке любви. Окружал меня любовью и заботой, когда мы были не одни, это было чертовски приятно. Он говорил, что я бешеная нимфоманка, голодная до секса как сатана. Но мне хотелось просто океан ласки и чувственности. В нем целое море чувственности. Он умеет трахаться. Никогда у меня такого не было. Хотя у меня было так мало секса. Собственно. Да. Вывод?
Мы встретили какого-то хреноплета на улице, я его не знаю, но вроде как мы должны быть знакомы еще с января, но и он меня не помнил. Хреноплет не пускал слюней на меня, они просто поговорили.
- Кто это? – спросил хреноплет.
- А это моя хабибти, - ответил мой чувачок. – Она приезжала три месяца назад и вот опять приехала.
- Стало быть, полюбила крепко?
- Да, - так спокойненько сказал, в глазах кайф и любовь.
И разошлись. Так по-доброму говорили. Они говорили по-арабски, я все поняла по жестикуляции и интонациям, да.)
Играли в любовь на людях. Ох и нравится ему это. Трофейная девочка я.
Спросила, почему ты со мной познакомился. Говорит: все тебя хотели, я подумал, ты должна быть моей. Спортсмен, коллекционер. Я жадное мясо.
В общем, я не брала с собой кредитку (хоть тут я умница), но я потратила все деньги, которых было немного, половину на свои кайфы, половину на него, под конец я даже разменяла последнюю российскую тысячу и отдала ему, но сказала, что у меня нет денег на маршрутку и метро от аэропорта домой. В последнее наше утро я попросила у него 10 долларов, сказал: нет. )))) Но он что-нибудь придумает, сейчас съездит на работу, потом еще со мной постарается увидеться, или в крайнем случае пришлет кого-то с деньгами. Не постарался. Не увиделись, но я уезжала из отеля в девять утра. Но не думаю, что уезжай я из отеля в другое время, он принес бы мне те 10 долларов.
Меня изводит ревность и боль от того, что он меня не любит. Это, собственно, и есть наказание, меня не любят, как раньше не любила я. Ок, хорошо, принимаю.
И что мне теперь делать? Мне хочется, чтобы он меня полюбил со страшной силой, как я его. Но это не возможно, увы. Я должна отпустить, уйти. Я ничего не могу сделать. Но я не хочу отпускать и уходить. Я хочу попробовать. Что я могу сделать?
А что делают, когда тебя не любят?
1. Уходят
2. Пытаются
В первом случае рано или поздно станет хорошо.
Во втором случае рано или поздно станет хорошо или плохо.
Ну и вот. Вот я и думаю. С мужем рассталась. И это хорошо.
Страницы: 1



Египетские пирамиды являются сегодня последним “действующим” чудом света. Большая пирамида Хеопса была построена около 3000 лет тому назад. На ее постройку было потрачено 2 300 000 громадных каменных блоков, суммарная масса которых равна 7 000 000 тонн

Популярное